Маникюр

Лучшие идеи, мастер-классы, подробные уроки. Все виды маникюра только у нас

AU Stalia. Стайлзу никогда не приходило в голову особо смотреть по сторонам.

03.08.2015 в 05:53

У него есть Скотт, маячащий чуть позади и сбоку - он едва поспевает за гиперактивным стилински, а постоянное горькое облако запаха аэрозоля для астматиков говорит, что макколл прибывает там последнюю вечность, если не дольше; есть папа, невидимый, оставляющий в качестве своего существования на кухонном столе записочки а-ля "На Дежурстве, еда в Холодильнике", но неумолимо конденсирующийся, едва сын с неизменным проворством находит неприятности на свою голову; и есть Л и д и я.


То есть для нее - то стайлз вряд ли знаковая величина, но зато у него есть личная путеводная звезда. Он не ревнует к Джексону - перегорел и привык: Джексон - знакомое зло.

Он закатывает глаза, когда видит их целующимися - пытающихся съесть лица друг друга - в школьном коридоре. Три "Пэ" - публичное проявление привязанностей - некоторым образом отвратительно. Только "Некоторым", потому что при подставлении в уравнение вместо уиттмора стилински коренным образом бы поменялся знак конечного результата на безупречный "п л ю с".

Мечты, мечты.

Стайлз бы продолжил молча обожать свой личный центр галактики до самого выпускного - Джексона давно сменил и пропал следом некий Эйдан, кто на очереди наука умалчивает, - а потом бы пускал слюни на фотки из колледжа из соцсетей, если бы не случившийся четвертого сентября на большой перемене между третьим и четверым уроком большой взрыв.

У большого взрыва оказались темные волосы чуть выше плеч, супер - короткие шорты и где-то между ними - мужская рубашка в клетку. Большой взрыв стоял, прислонившись к шкафчику боком, и трепался с Лидией, и тут у стайлза случился маленький приступ паники.

Она красивой была. Волосы чуть вились над ухом, вырез крошечной белой маечки под рубашкой действовал, как неумолимый магнит для взглядов гормонально - неуравновшенных подростков, а темные блестящие глаза, вторя полным розовым губам, лукаво улыбались.

То есть она была т а к о й ж е красивой, как Лидия.

Это старшая школа. В ней полно симпатичных девчонок, но раньше у стилински просто мозги не поворачивались сравнивать их с рыжеволосой богиней округа бикон.

А тут шестеренки перемкнуло.

Два урока спустя стайлз с ужасом обнаружил, что она в его классе математики и уже три дня сидит п р я м о за ним. Следующим днем не без помощи Скотта, общавшегося с всезнающим Айзеком, выяснилось, что она кузина внушающей страх и вожделение той части школы, что не сохли по Лидии, безкомпромиссной коры хейл.

О том, что ее зовут Малия, сообщила она сама, видимо, заметив его отвисшую челюсть. Она легко пробежалась до мяча, укатившегося к его ногам - он так и стоял там с открытым ртом, словно имбецил, подняла мяч, представилась, словно это ничего не значило, и вернулась на девчачью половину поля играть в волейбол, пока стилински до конца физкультуры продолжал пялиться ей вслед, как чокнутый сталкер.

Ее спортивные шорты еще минималистичней повседневных оказались.

Примерно с этого момента космическая пыль, осколки астероидов и хвостатые кометы потихоньку стали спрессовываться в то, что позже можно будет смело назвать желтым карликом второй большой любви.

Дошло до того, что стайлз з а б ы л поздороваться с Лидией, потому что объяснял Малии домашнее задание по алгебре, которое она бодро у него скатывала.

Он был влюблен в Мартин с третьего класса, знал день рождения, знак зодиака по всем календарям, адрес и телефон, когда она выгуливает собаку и где делает маникюр, все ее привычки и предпочтения, черт побери, у него даже был плейлист из скачанной с ее страницы музыки. Он был полным и абсолютным ее фанатом, и вот, он ее н е з а м е т и л.

О Малии он знал только, что у нее страшные родственники, она ни в коем случае не вегетарианка и ненавидит математику.

Ну, впрочем, это легко исправляемый недостаток, решил он, когда Малия, фыркнув, решительным поцелуем заткнула его тираду о средневековости трепанации черепа как метода лечения.

О да, пылающие холодным огнем сверкающие, словно бриллианты, звезды вселенной стоят всех сокровищ, что только найдутся в этом мире. А что он, он сидит в команде запасных, перехватывает дымящиеся провода под капотом своего древнего джипа мы скочем и хорошо объясняет геометрию, только и достоинств.

Стайлзу будет куда т е п л е й с солнышком.