Маникюр

Лучшие идеи, мастер-классы, подробные уроки. Все виды маникюра только у нас

Интереснаю подборка книг серии "Архив XXI Века".

15.11.2017 в 19:28

Издательство "Художественный Журнал".

1. люс иригарей. Этика полового различия" (2004);.
2. Рената Салецл. " (Из) вращения любви и ненависти (1999);.

3. славой Жижек. "Возвышенный Объект Идеологии" (1999);.
4. славой Жижек. "Хрупкий Абсолют, или Почему Стоит Бороться за Христианское Наследие" (2004);.
5. Борис гройс. "Под подозрением. Феноменология медиа" (2006);.
6. Борис гройс. "Комментарии к Искусству" (2013);.

7. аккиле бонито олива. "Искусство на Исходе Второго Тысячелетия" (2000);.
8. Розалинд краусс. "Подлинность Авангарда и Другие Модернистские Мифы" (2003);.

1. люс иригарей. "Этика Полового Различия" (2004).

В центре исследования данной книги - передел философского фундамента. Люс иригарей делает это последовательно и вполне убедительно. Основные понятия - пространство, материя, бытие, субъект, человек, различие - подвергаются радикальной критике. Радикальной, так как это происходит со стороны самой другой философского дискурса, без оговорок на замещение, подражание, маскировку и обмен местами.

Автор анализирует тексты Платона, Аристотеля, Декарта, Спинозы, Гегеля, мерло - понти и левинаса, показывая, что в философском дискурсе нет случаев, где так называемая "Половая Принадлежность" безразлична: понятия "человек" и "субъект" не имеют женского рода не потому, что они универсальны, или потому, что дискурсивно женщина полностью идентична мужчине, а из-за вечно повторяемого акта стирания полового различия в языке и его культурных производных. По словам иригарей, "Фрейд Высветил то, что Всегда Действовало, но Оставалось Неявным, Скрытым и Неизвестным: Половое Безразличие, Лежащее в Основе Любой Науки и Любого Дискурса". Автор прослеживает это "Половое Безраличие", скрывающее самую сложную проблему, стоящую перед нами: артикуляцию полового различия и его этики. В то время как человек ищет утраченного бога и самого себя, он ходит по замкнутому кругу зависимости и безысходности. И это не простой вопрос политкорректности и "Добавления" женского рода (или других различий) к уже имеющемуся философскому лексикону. Это вопрос о трансформации мировоззрения, этики и языка.

2. Рената Салецл. " (Из) вращения любви и ненависти (1999).
(Скан).

Последовательница лакана рената Салецл исследует причины страха и возможности его преодоления. Распад символического порядка, в беспредельность которого мы попали, делает книгу Салецл предельно актуальной. Предельность степенью выраженности процессов распада и их стремительностью объясняется. Несмотря на программную многоканальность книги, позволяющую переключаться с архитектуры чаушеску на запахи кельвина кляйна, с собаки Павлова и художника Олега кулика на "Побег из Шоушенка", с расистских речей на кинофильм Джона Ву "без лица", с "рапсодии" Чарльза видора на корпорацию "майкрософт", с "диснейленда" на клитородиктомию, семь глав книги связаны между собой рядом планов: дискурсивно - методологическим (основной инструментарий - лакановский анализ); хронологическим (анализу подвергаются события современности и постсовременности); и, наконец, предметным (через анализ культурных событий обнаруживаются судьбы человеческой идентичности.

3. славой Жижек. "Возвышенный Объект Идеологии" (1999).

Главная цель настоящей книги - опровергнуть распространенное мнение о том, что современность отмечена "Концом Идеологии". Автор к новому пониманию идеологии стремится. "Схватывая" ее современные феномены - цинизм, тоталитаризм, неустойчивость демократии. Решение этих проблем лежит на пути формирования оригинальной методологии, в которой встречается психоанализ лакана и философская классика Гегеля, Канта, Маркса. Каждая из этих методологических составляющих подвергается в книге смелому и нелишенному парадоксальности пересмотру.

4. славой Жижек. "Хрупкий Абсолют, или Почему Стоит Бороться за Христианское Наследие" (2004).
(Архив Epub, pdf, rtf).

В книге "Хрупкий Абсолют" славой Жижек продолжает начатый в его предыдущих исследованиях анализ условий существования современного человека. Условия эти предопределены, в частности, исчезновением стран реального социализма и капиталистической глобализацией. Как показывает Жижек, эта на первый взгляд политэкономическая проблематика является, по сути дела, еще и проблемой субъективации человека. Потому здесь и оказывается возможным и даже неизбежным психоаналитический, а не только политэкономический подход. Потому неудивительно, что основные методологические инструменты Жижек одалживает не только у карла Маркса, но и у Жака лакана. Потому непреложным оказывается и анализ тоталитаризма. Абсолютно хрупкий человек в поисках своих оснований.

5. Борис гройс. "Под подозрением. Феноменология медиа" (2006).
(Скан).

Борис гройс - философ, теоретик и критик современного искусства. Автор фундаментальных исследований современной художественной культуры. Один из наиболее известных в Европе интерпретаторов современной русской культуры.

"Субмедиальное пространство должно для нас смутным пространством подозрений оставаться. Догадок, опасений - но также неожиданных открытий и невольных прозрений. Позади знаковой поверхности публичных архивов и медиа мы неизбежно предполагаем манипуляции, заговоры и интриги. Мы как зрители, имеющие дело с медиальной поверхностью, надеемся, что темное, скрытое, субмедиальное пространство когда-нибудь обнаружит, выдаст себя. Добровольная или вынужденная откровенность субмедиального пространства - вот чего ждет зритель медиальной поверхности. Речь идет о другой истине знаков, которая не является результатом отношения знаков к обозначаемым ими объектам: это не истина сигнификации, а истина медиальности".

Субмедиальное пространство.
Субмедиальный субъект и поток знаков.
Истина медиального и чрезвычайное положение.
Медиа - онтологическое подозрение и философское сомнение.
Феноменология медиальной откровенности.
Взгляд другого.
Медиум сообщением становится.
Экстремальная ситуация и истина медиального.
Экономика подозрения.
Марсель мосс: символический обмен, или цивилизация под водой.
Клод Леви - стросс: Мана, или плавающее означающее.
Жорж батай: потлач с солнцем.
Жак деррида: недостающее время и его призраки.
Жан - Франсуа лиотар: "Русские Горки" возвышенного.
Время знаков.
Подозрение медиум есть.

6. Борис гройс. "Комментарии к Искусству" (2003).
(Скан).

Сборник философско - критических текстов по современному искусству и искусству 20 в. в первой части, статьи посвящены собственным авторским концепциям Бориса гройса ( в том числе и по творчеству Ильи Кабакова, о роли музеев для искусства), а во второй - определенным американским, европейским и интернациональным художникам.

7. аккиле бонито олива. "Искусство на Исходе Второго Тысячелетия" (2000).
(Скан).

Настоящая книга была подготовлена автором специально для русского читателя. В ее состав акилле бонито олива включил несколько текстов - статей и монографий, которые в своей совокупности создают очерк истории искусства второй половины XX века.

8. Розалинд краусс. "Подлинность Авангарда и Другие Модернистские Мифы" (2003).

Высококлассный образец постструктуралистской культурной критики - самая известная книга крупнейшего аналитика современного искусства Розалинд краусс представляет собой сборник эссе, написанных и опубликованных преимущественно в 1980-е годы. В них краусс подвергает анализу самые разнообразные сюжеты истории художественного модернизма - от дюшана и джакометти до Сола левитта и эллсворта келли. Однако, исследуя искусство XX века, она постоянно ставит под вопрос саму позицию исследователя, те концептуальные рамки, в которых исследование происходит.

Можно ли интерпретировать в терминах искусства то, что изначально искусством не являлось и стало таковым только в глазах потомков? Что важнее в исследовании творчества художника - перипетии его жизненного пути или внеперсональная, идеологическая и историческая ситуация, которую он отразил? Каков статус подлинника в искусстве XX века и чем сегодня отличается подлинник от копии? О чем говорят нам сквозные мотивы модернистского искусства? - такое многообразие вопросов поднимает краусс в своих эссе. За этим многообразием стоит один метавопрос, главный вопрос не только этой книги, но и всего творчества исследовательницы: что значит интерпретировать искусство? Какова роль искусствоведа в формировании наших взглядов на историю искусства?